• An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow


Реклама*




Ирина Меглинская: Я вошла через другую дверь

Арт-проекты - Арт-Персоны

ирина меглинская:  я вошла через другую дверь

Ирина Меглинская – фотодиректор ИД Афиша , создатель первой галереи фотографии Школа (1991); весной Ирина вместе с Ниной Гомиашвили открыли на Винзаводе галерею Победа .

О галерее, фотографии и современном искусстве с Ириной Меглинской беседовал Александр Евангели (GiF.Ru).

GIF: Что предшествовало Победе ? Как вообще пришла в голову идея открыть галерею?

Ирина Меглинская:
Надо начать с 90-го года, когда Леня Бажанов задумал первый в стране Центр современного искусства, где у меня была галерея Школа . Мы были практически первыми людьми, создавшими эту институцию – Марат Гельман, я, Володя Левашов, Таня Растопчина, Ира Коробьина в ЦСИ на Якиманке. Выходит, я один из первых галеристов в стране. Не без гордости, но это факт.

Я приняла решение, что буду начинать с этой командой, когда мы приехали с моим бывшим мужем Илюшей Пигановым из Франции, где стажировались в национальной школе фотографии в Арле. То, что я буду делать фотогалерею, я знала с 89 года. Галерея открылась в начале 91-го и просуществовала почти шесть лет. Шесть лет я трубила на этом поприще.

Мы, конечно, не вполне понимали, как это все работает. Были какие-то западные лекала, но они сюда абсолютно не вписывались, потому что самый главный ресурс – помещение – можно было получить за три рубля. Это расслабляло. После перестройки контр-культурная территория стала обрастать красивыми девушками, денежками... Живая кровь бурлила, красная волна захлестывала и мы открывались все с абсолютной уверенностью, что мы и есть хозяева положения. Ну, по крайней мере, мне так казалось. Первое время и продажи шли хорошо, даже слишком хорошо. Покупали, в основном, иностранцы. Кроме того, друзья-подельники впаривали хорошее искусство целыми коллекциями в молодые банки. Банки конечно ни бельмеса в этом не понимали. Но время все равно было хорошее, революционное. Казалось, что делаешь что-то страшно важное.

GIF: Почему тогда вы перестали этим заниматься?

И.М.:
Галерея исчезла вместе с мотивацией и ресурсами. Я открывала фотографическую галерею, и Школу называли первой фотогалереей, но по сути это была галерея современного искусства, выставляющая художественные жесты, упакованные в фотографическую оболочку. Галерея, где художники использовали фотографию только как технологию. Так исторически сложилось. Уже вторую выставку я сделала со своей подругой Машей Серебряковой, и за полгода меня унесло из фотографии в современное искусство.

Когда у меня отняли помещение, я спросила себя, хочу ли я этим заниматься. За современным искусством я перестала профессионально следить после того, как закрыла Школу . Я решила, что попытаюсь вернуться к фотографии, и я к ней вернулась. Вернулась туда, где она имела самые большие шансы развиваться – это была прикладная фотография на территории издательского бизнеса. Девять лет я с удовольствием с ней вожусь, а год назад мой партнер и подруга Нина Гомиашвили, которая любит фотографию и предана ей в той же степени, что и я, предложила создать галерею. Я сама, наверное, не полезла бы в это предприятие. Но вместе мы приняли это решение и я не жалею. Победа – это настоящая фотогалерея.

GIF: Как вы сами воспринимаете свою галерейную активность – как бизнес, как занятие, от которого прет, как исполнение мечты?

И.М.: Скорее, как исполнение долга. Мы с Ниной можем сделать это хорошо – потому не можем не делать. Меня не устраивает сегодняшний фотографический пейзаж. В нем зияет огромная дыра между фотографом и музеем, который сделала Свиблова. Снимаю шляпу, кстати. Ее музей как институция довольно много и внятно работает. Есть музей, государственное учреждение, пусть даже муниципальное, которое складывает работы на полочки, вешает ярлыки, делает рейтинги – и есть фотографы. И теперь между музеем и фотографом есть и наша галерея. Мы как бы укрепляем иерархию. Галерей, продающих фотографию, мало – почти нет. Мы просто заняли пустое место и все. И я считала это своим долгом. Мне было больно наблюдать, как фотографы... мечутся что ли. Кто-то ушел в прикладную фотографию, кто-то из последних сил на западные гранты как-то живет. Нет нормальной системы жизнеобеспечения фотографов. Теперь, надеюсь, с помощью галереи эта система начнет налаживаться. Это сегодня самая важная задача, которую мы с Ниной видим.

GIF: Что представляет собой рынок, на который вы пришли?

И.М.: Господи... целину. Мы конечно не оставим культуртрегерскую деятельность, будем делать что-то как кураторы, будем издавать книжки о фотографии, переводить, но на самом деле наша задача – строить рынок вместе с уже действующими участниками. Это нужно не только нам, у нас как раз все в порядке.

Мы решили с Ниной подойти к этому серьезно. Раз мы решили делать бизнес, надо сделать бизнес-план. Встал вопрос – объем рынка. Но кто может его просчитать? как его оценить? Никто не знает, будут продаваться яблоки и ромашки или фотографии чеченской войны. Весь наш бизнес-план выглядит так: мы вкладываем столько, и чтобы все работало, мы должны продавать столько. Как мы будем это делать, мы знаем, но риски огромные. Наши плюсы – это опыт моей галерейной работы, включая отрицательный, мой опыт работы в таком жестком бизнесе как издательский. Наши с Ниной знания всяких маркетинговых хитростей, репутация, которая довольно быстро склеивает проекты. Есть наш вкус, извините, которому доверяют. Есть желание. И самое главное у нас с Ниной есть очень четкое разделение обязанностей. Мы очень хорошо дополняем друг друга. В принципе все есть, чтобы это состоялось.

GIF: А коллекционеры есть?

И.М.:
Нет, конечно. У нас нет коллекционеров. Задача на сегодня – сделать так, чтобы у фотографии появились коллекционеры. Мы пытаемся выстроить систему, при которой мы могли бы продержаться до того момента, когда фотографию будут покупать не для того, чтобы повесить на стену, а для того, чтобы ее иметь, как некую ценную бумагу в иерархии ценных бумаг. А пока мы будем держаться на том, что люди будут хотеть фотографию на стене.

GIF: Но ведь тоже самое можно сказать и о картине?

И.М.: В принципе, да. Но у фотографии больше шансов получить клуб многочисленных коллекционеров, чем у живописи, потому что картину не положишь в коробочку. Она должна иметь пространство, запасник, а фотография – она имеет такое свойство – ты ее положил и ловишь кайф оттого, что она у тебя есть. Фотография может передаваться из поколения в поколения. Как марки.

GIF: Коллекционеров нет, но может есть случайные покупатели?

И.М.:
Да, конечно. С улицы приходят люди и хотят купить. Это для меня абсолютный подарок – что с первой же выставки такой результат. Эллен Фон Унверт хорошо продается. Это весомое в профессиональных кругах имя и, в общем-то, вешательная вещь.

GIF: Разве это не единственное, на что можно было рассчитывать в отсутствие коллекционеров?

И.М.: Мы вообще не рассчитывали на продажи с больших статусных выставок. Мы попытались развести создание институции и бизнес. Репутация это одно, а бизнес – другое. Счастье, когда их можно соединить. Это тяжелый труд, требующий времени и затрат. А пока мы подстраховались. У нас будет через короткое время запущен магазин фотоальбомов и принтов. Нельзя рассчитывать на то, что фотография с выставки точно попадет во вкус будущего коллекционера, мы о нем ничего не знаем. Это просто пальцем в небо. Ясно одно: в первый год наши выставки должны одновременно решать три задачи. Профессиональный статус, рыночная привлекательность и общественный отклик. Не просто. Первое – это всегда значимое в фотографических кругах имя. Второе – в некотором смысле попытка уловить конъюнктуру. И третье – шоу. Условно, чтобы по пресс-релизу даже журналист Московского комсомольца заинтересовался выставкой. Иначе, на мой взгляд, рынок фотографии не раскрутить.

GIF: Разве есть покупатели среди читателей МК?

И.М.: Покупатель на фотографию может появиться откуда угодно! Для фотографии не важны суперзнания контекстов. Она работает напрямую. Московский комсомолец – это я так утрирую. В любом случае надо отрекламировать свой продукт. Отпозиционировать, отрекламировать, сообщить людям, почему он столько стоит и зачем он им нужен. Мы же не можем за один день все это пройти.

GIF: Какой образ галереи вы хотите создать у публики?

И.М.:
Ну какой образ – какие мы есть, такой и образ. Мне кажется, что современный галерист – это светский человек в первую очередь. Человек, который продает искусство, не может быть снобом. Я была им в начале 90-х, поэтому легко об этом говорю. Мне настолько интересно было находиться внутри процесса, что я даже пыталась участвовать на креативном уровне. Это было ошибкой моей первой галереи. Теперь я не хочу понимать про культурные процессы так глубоко. Есть обученные люди, если что – спрошу. Это позволяет мне при общении с клиентами не снобировать. В общем, это будет очень компетентная, профессиональная галерея с двумя прекрасными хозяйками, у которых есть вкус, светские способности, профессия в руках.

GIF: Кого будете выставлять?

И.М
. Голландец Алекс Тен Нейпл – дети в бассейне – фотография в чистом виде. Летом будет выставка трех праотцов русской гламурной фотографии – Плотникова, Гневашева и Гнисюка – обложки Советского Экрана . Сентябрьская выставка – фотографии английской преступной группировки. Фотограф Джоселин Бэйн Хог попал в эту среду, полгода провел там, и результатом стала книжка. У нас будет Стенли Грин, самый главный военный фоторепортер с фотографиями из Чечни. Конечно, мой любимец – Николай Бахарев. Ясное дело – Маша Серебрякова. У нас будут какие-то гала - и арт-проекты. Мы и художников будем выставлять, которые используют фотографическую технологию, и репортажную фотографию, и фешн, потому что все это фотография. Мы будем пересекаться с территорией современного искусства, но, тем не менее... Я думаю что это будет странно для Москвы и для меня. Все-таки меня помнят как человека, который занимался современным искусством. В общем, первые восемь выставок четко обозначат круг интересов галереи Победа . И вопросы – современное искусство или фотография отпадут сами собой, потому что рядом выставок мы объяснимся, что имеем в виду.

Это будет не современное искусство, это совершенно точно. Это слишком просто. И слишком сложно одновременно. Ребята, которые рядом со мной на Винзаводе, почти двадцать лет в этом процессе – слишком поздно вскакивать в этот поезд.

GIF: Разве вы уже не вскочили в него?

И.М.: Я вошла через другую дверь.

GIF: Почему вы так настойчиво дистанцируетесь от современного искусства?

И.М.:
Да не дистанцируюсь я. Просто рассказываю про то, что я люблю на самом деле. Фотография – совершенно отдельная земляничная поляна и, к сожалению, не описанная достойно. У нас почти нет маркитанок от фотографии, по пальцам можно сосчитать. То, что соприкасается с современным искусством, еще как-то интерпретируется. А фотография как таковая, как феномен, она не описана.

GIF: Она нуждается в дискурсивном дополнении?

И.М.: Дополнение – это маленькая часть, прикладываемая к большому. Я большого не вижу пока. Есть обрывочные не связанные между собой размышления на тему фотографии. Она не поддается тотальному описанию. Она очень субъективна. Потому как помимо культурологического аспекта есть еще и внутренность фотографии. Барта зацепила именно внутренняя природа фотографии, почти метафизическая природа, и она не описана толком. Четко ясно только то, как фотография со своей метафизической природой стоит на службе тут, тут и тут.

Что получается? У нас есть современное искусство, где фотография со своей аутентичностью используется для решения очень четких и определенных задач артиста, или вовсе только как технология. И есть фотография как фотография. Вот, например, Картье-Брессон – признанный бог на другой делянке. Фотографы же ловят совсем другие штуки. Тень легла, шляпа полетела, мальчик зевнул. А еще существует прикладная территория, на которой фотография выполняет жесткую функцию на страницах журналов – глянцевых, репортажных. Оттуда собственно фотографии тоже прибывает, потому что человек снимает с целью одной, а получается все равно искусство. Ребята, которые получают World Press Photo, они же снимают для каких-то журналов или агентств. Ну и, наконец, так называемая анонимная фотография. Что это такое? Феномен фотографии, повторюсь, не описан толком. Это теоретический разговор. Бесконечный. И тут у меня больше вопросов, чем ответов.

Ну и, конечно, любопытно наблюдать за фотографией как процессом в описанных пространстве и времени. Например, мне когда-то Слюсарев говорил, что вся современная русская фотография родом из выставки Стиглица Род человеческий , которую привезли в 1959 году. С тех пор жанровая фотография с эдаким странным наблюдением за жизнью вбилась в головы русских фотографов, и мы никак из нее выберемся. До 59-го за всеми, у кого были фотоаппараты, следило 60 человек из КГБ. Это тоже нигде не прочитаешь – как развивалась фотография в стране, как она шла за издательской индустрией, как происходит становление глянцевой фотографии, как сложно она поднимается – это все дико интересно.

GIF: Но ведь территории фотографии и современного искусства действительно пересекаются?

И.М.:
Пересекаются. Вот Шульгин, помните, стяжал славу Чужими фотографиями , они попали на территорию современного искусства. Мы работаем с Олей Чернышевой, мы сделали с ней проект для московской биеннале. Будем работать с Машей Серебряковой.

Просто чистая фотография действует на меня куда сильнее, чем самый сильный художественный жест. Я дружила крепко во времена Школы с Юрой Лейдерманом, невероятно интересно было разговаривать с ним, наблюдать, как из его ментальных движений, из йогурта, колумбария и зайца рождается вещь, которая в тебя попадает как размышление человечества на некую тему. Но в меня лично фотография бьет сильнее.

Фотографию, которую я всегда привожу как объяснение, мне товарищ принес из судмедэкспертизы. На ней изображено следующее. Молодая пара скорее всего от несчастной любви покончила жизнь самоубийством подкладыванием себя под поезд. Когда ты видишь с одной стороны головы, с другой стороны тушки – это тебе не художественный жест. Какой там Шекспир! Какой Догвиль! Это убивает наповал.

Когда я вижу подчинение жизни, ее хаоса каким-то внутренним законам композиции, воле фотографа или просто драматургию жизни, которая выходит на тебя из фотографии, мне это дает нечто важное. Это и есть то, что меня вернуло на территорию фотографии.

GIF: Куда движется фотография?

И.М.:
В смысле менталитета она движется параллельно со всем искусством, в смысле технологий она движется куда-то в сумасшедшее технологическое будущее. В смысле возможностей человека подчинить своим задачам пространство в рамках видоискателя – она усложняется.

Картье-Брессону, чтобы стать великим, достаточно было придумать эту подсмотренную фотографию с фазами движения – одномерными или двумерными. Сейчас фотография подчиняет внутри себя многомерное движение: так идет человек, так движется самолет, а так летит птица на тебя. Поди поймай, подчини этот хаос законам композиции. А помимо движения существует драматургия, психология, композиция, цвет... И чем больше внутри фотографии степеней свободы, которые подчинились человеку, нажавшему на кнопку, тем она сильнее. А степеней свободы вы понимаете сколько в жизни. Поэтому фотография бездонна.

GIF: Если бы вы после смерти могли превратиться в произведение искусства, то что это было бы?

И.М.:
Не знаю... я как-то не думаю этими категориями. Ну, может, превратилась бы в солнечный лучик. Буду лежать себе там, а душа пусть летает солнечным зайчиком – всех веселит и радует.




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Выставки прошлого:

News image

Выставки в Москве, август

11-13 августа Николай Мастеропуло. Живопись, графика, эмаль. Музей-усадьба «Архангельское», «Тушинская», 10.00–18

News image

Наш современник. Зональная выставка ленинградских худож

Зональная выставка произведений ленинградских художников «Наш современник», открытая осенью 1975 года в Ленинграде в залах Государственного Русского...

News image

Выставка произведений художников-женщин Ленинграда 1975

Выставка произведений художников-женщин Ленинграда, открытая в 1975 году в Ленинграде в залах Ленинградской организации Союза художников РСФСР, стал...

More in: Архив выставок 2006-2009, Выставки России 2010, Художественные выставки СССР

Реклама*

Выставки 2011:

29 сентября – 3 октября, МВДЦ Сибирь (Красноярск) –

News image

29.09.2011 Выставка АРТ-Красноярск-2011 станет настоящим праздником искусства С 29 сентября по 3 октября в Красноярске пройдет един...

1 августа – 11 сентября, ГЦСИ (Москва) – My Privacy. Р

News image

Министерство культуры Российской Федерации Государственный центр современного искусства (ГЦСИ) Фонд поддержки визуальных искусств Елены Березкиной...

Русское искусство. 2000-е годы . Программа лекций в ГЦ

News image

Министерство культуры Российской Федерации Государственный центр современного искусства Москва, Зоологическая улица, дом 13, строение 2; метро Ба...

В Торонто состоялась Международная художественная выста

News image

19 и 20 января 2007 года представление ТВНДТ, посвящённое китайскому Новому году, совершающее международное турне, состоялось в Центре Искусств Торо...

26 июля – 21 августа, Лофт Проект Этажи (СПб) – Comme

News image

На несколько недель арт-сообщество Петербурга расстается с любимыми вещами, чтобы продемонстрировать их как объекты искусства. Первая выставка-Н...

Конкурс ИННОВАЦИЯ:

Тамаз Манашеров о конкурсе ИННОВАЦИЯ 2010

News image

Без сомнения, всероссийский конкурс в области современного визуального искусства ИННОВАЦИЯ – одно из самых ярких, свежих, отдающих новизной событий ...

Убить во имя преодоления табу — не думаю, что это эффе

News image

29 марта в Государственном центре современного искусства покажут работы, вошедшие в шорт-лист VI Всероссийского конкурса в области современного визу...

Письмо от Г. Кизевальтера об отзыве его первого письма

News image

Очень жаль, что многие так и не поняли истории: обдавая грязью бывших соратников – оказываешься сам в грязи. «Ввиду искажения в прессе роли Г.К…»...

Арт-персоны:

Тихий Монро и серебряный век в XL

News image

Что такое история для России современной – тема для нытья о том, что все лучшее уже случилось или повод для иронии? Что действит...

Разговор поэта Сергея Соловьева с философом Валерием По

News image

Препринт из альманаха современной русской литературы Фигуры речи Одни видят в нем предпоследнего метафизика, оставляя после...

Ирина Меглинская: Я вошла через другую дверь

News image

Ирина Меглинская – фотодиректор ИД Афиша , создатель первой галереи фотографии Школа (1991); весной Ирина вместе с Ниной Гоми...

Арт-Ярмарка:

Сегодня в Лондоне открывается арт-ярмарка Frieze

News image

C 15 по 18 октября в лондонском Риджентс-парке пройдет одна из самых престижных ярмарок современного искусства — Frieze Art Fair...

Frieze Art Fair

News image

Frieze – беспрецедентная ярмарка современного искусства, каждый октябрь любой поехавший в Лондон может ее посетить. Ярмарка и ау...

Frieze Art Fair: ярмарка эксцентричного тщеславия

News image

Я долго думала, как бы написать о Frieze Art Fair – крупнейшей и гламурнейшей ярмарке современного искусства – и сказать при это...

Арт-Критика:

Дверь от дома, которого нет

News image

Фестиваль Архстояние открылся под Калугой Громкий стук бьющегося сердца (правда, рвущегося из динамиков) встречал приехав...

Диктат открытого пространства

News image

Финалисты конкурса Европейская мастерская выставились в ЦДХ В Центральном доме художника проходит выставка Европейская м...

Пробились бубны

News image

Фильм Алексея Мизгирева получил две награды фестиваля в Локарно Кинофестиваль в Локарно завершился победой фильма Она,...