• An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow


Реклама*




Александр Джикия: В Москве мне стали сниться сны

Арт-проекты - Арт-Персоны

александр джикия:  в москве мне стали сниться сны

Интервью Валентина Дьяконова с Александром Джикией иллюстрировано рисунками художника, экспонировавшимися на выставке Новые работы в галерее Марата Гельмана.

- Для меня Ваши рисунки – такой же атрибут перестройки , как песни Наутилуса , Браво и Мамонова, как Русский Sotheby's и так далее. Вы чувствовали себя на какой-то общей волне в то время?

- Да, безусловно. Я думаю, что все ощущали себя на этой волне. Другое дело, что я не ожидал, что мои картинки вызовут такой резонанс. Мне повезло: я часто видел положительную реакцию на свои работы. А для художника это самое главное. Для меня особенно отрадно видеть, когда люди смеются. Смеются – значит, понимают. Те, которые смотрят и говорят: У-у-у, как тут все страшно , не понимают. Или понимают, но как-то по другому.


- Если зритель не смеется, значит, картинка не удалась?

- Нет, смех – просто правильная реакция. Я сам свой собственный критик, потому всегда стараюсь рисовать лучше, чем я могу. А по сравнению с Паулем Клее я просто не рисовальщик никакой.

- Да, в Ваших интервью Вы утверждаете, что не умеете рисовать. У меня в голове не укладывается: как это человек, который закончил МАРХИ, может не уметь рисовать.

- Ну смотрите: музыкант, скажем, скрипач, может в определенный момент сыграть какую-либо партитуру. Это физическое умение. Для меня процесс рисования... не хочется употреблять это слово, но другого нет... медитативен . Меня как бы прет , но повторить то, что я сделал, не могу. Когда я сознательно пытаюсь что-то нарисовать, у меня получается ужасно. Я, например, не смогу нарисовать сидящую фигуру или портрет, это потребует у меня нечеловеческого напряжения. Я с огромным трудом, на миллиметр буквально перескочил планку на вступительных экзаменах в МАРХИ. Гипсовая голова Дорифора, которую я изобразил на экзаменах, с точки зрения техники является вершиной моей рисовальной карьеры, это верх, это шедевр по моим меркам. А в своем рисовании я не могу повторить одну и ту же линию дважды. Я как петарда: для меня важно сделать вещь максимально быстро. Поэтому рисунок для меня является идеальным форматом. Мне даже картины уже неинтересно рисовать.



- Ясно. И поэтому для вас так важна фигура Микельанджело, который в качестве персонажа появляется на протяжении двадцати лет творческого пути.

- Да, Микельанджело – это недостижимый идеал. Титан, он ведь в 25 лет сделал Давида .

Такие гении еще разве что в античности встречались. А скульптуры XVIII века по сравнению с этим напоминают мне фарфоровых куколок. Передать фигуру человека в божественном масштабе – на это были способны очень немногие. Живопись Микельанджело я не люблю, но скульптура – просто чума.

- Вы всегда работали на плоскости, или пробовали себя в скульптуре тоже?

- Я никогда не работал в скульптуре от себя. Когда в МАРХИ был годичный курс скульптуры, у меня ничего не получалось.

- Это Вы об академических заданиях говорите. А я имею в виду перевод Ваших персонажей в объем.

- У меня есть проект, который я, возможно, осуществлю. Но скульптура требует времени.

- А заказать кому-нибудь изготовление скульптур по эскизам?

- Мне не позволяет этого воспитание. С детства нас учили самостоятельности, делать все самому. Проекты скульптур у меня есть, маленькие наброски. Например, статуя носорога, летящего над кучей пыли. Это должен быть большого размера кусок шлифованного белого мрамора. Он на двух тросах висит на высоте метра над полом, а под ним из такого же мрамора лежит куча, два куска. Но это именно проекты. Кстати, особенность моего творчества состоит в том, что я, как бывший архитектор, хоть ничего и не строил, но обладаю проектным мышлением. Мои рисунки – это проекты картин, скульптуры тоже существуют исключительно в проекте. На другой стадии ими уже неинтересно заниматься. Нужны люди, время, энергия. Интереснее сделать новый проект, чем продолжать старый.

- После разговора о проектах логично будет спросить Вас об участии в движении бумажных архитекторов. Вы ведь как раз учились в МАРХИ тогда, когда проекты студентов брали первые, вторые, поощрительные премии. Вы как-то участвовали в этой гонке?

- Я где-то со второго курса МАРХИ понял, что хочу быть художником, а не архитектором. Поэтому я не участвовал в бумажных проектах. Но, поскольку у меня был фотоаппарат Зенит , я помогал друзьям, снимая их разработки. Причем не только макеты. У Лабазова, Чельцова и Савина (в будущем – группы Арт-Бля , ныне А-Б студио - GiF.Ru) был прекрасный проект памятника партизанам для конкурса в Югославии. У Чельцова рядом с домом строили подземный гараж. Выкопали котлован и поставили в него огромную бетонную дуру. Они говорят: О! это ж готовый памятник! . И мы залезли на крышу, я сфотографировал котлован, и снимок отправили на конкурс.

- И как, они получили премию?

- Нет, не получили конечно (смеется) . Думаю, организаторы решили, что это слишком уж... Арт-Бля .

- Расскажите о Вашей однодневной выставке в МАРХИ в 1983 году. Как на нее реагировали Ваши соученики, преподаватели?

- У нашей группы была студия, где мы работали над проектом. И я приходил туда, доставал из папки картиночки и вешал на стены. Потом приходили преподаватели и говорили: Джикия, сними это со стены . Они это делали не по политическим причинам, а просто потому, что в рабочем пространстве вешать что-либо легкомысленное казалось им неуместным.

Мы с моим другом Андреем Вовком делали несколько очень красивых выставок в МАРХИ. Но они по большей части не документировались. Например, однажды мы повесили в холле огромный конус из папье-маше. Предыстория этой акции такова. Вовка выгнали из университета, с четвертого курса, максимально подло – преподаватели его не любили. И перед его уходом в армию мы решили сделать выставку. Слепили конус и поехали с ним в МАРХИ. Но он не влез в двери вагона метро, поэтому мы сели на троллейбус, доехали до кинотеатра Ударник и пешком, через Красную площадь пошли в институт с конусом наперевес. У нас не было какого-то конкретного плана, что делать с объектом. И мы подвесили конус к стенам на двух веревках раструбом вверх. А на сами веревки повесили листы бумаги с его и моими стихами. Конус выглядел как символ наступающей весны, белый цветок. Но его сразу же постигла незавидная участь: подошел парторг, прочитал пару стихотворений, приказал все снять и меня позвал к себе. Усадил в своем кабинете и говорит: Саша, вы у нас на хорошем счету... . А я был комсоргом в группе, взносы собирал и так далее. Вы понимаете, что ваш друг хочет эмигрировать в Америку? . Я удивился: Почему? . Парторг объясняет: Вот смотрите. У него стихотворение: Я нацелен в космос, как ракета . И как в воду глядел: действительно, вскоре Вовк уехал в Штаты.

Потом я как-то оформлял праздник Нового года на курсах итальянского языка. Во-первых, я принес свои картинки, штук пятьдесят, и повесил их на стены. Во-вторых, мы с Вовком нашли где-то на помойке сломанный рояль и подвесили его к потолку...


- Но ведь в Тейт висит такая работа!

- Вот-вот, а мы с Вовком сделали то же самое еще в1981 году, не зная даже о существовании галереи Тейт. К сожалению, фотографии у меня нет.

Еще мы делали огромные стенгазеты – листы ватмана, на которые клеились настоящие газеты, а на них мои фотографии, стихи Вовка.

- Вы общались в то время с художниками андеграунда – Монастырским, Мухоморами ?

- Нет, с Константином Звездочетовым я познакомился позже, году в 1989. Мы были абсолютно самодостаточны. У меня была трехкомнатная квартира без родителей, все время, что я учился в МАРХИ. Мы собирались там, сидели у рояля, писали песни, водили девушек. И играли в художников, но абсолютно серьезно. То есть не пили водку, а все время рисовали. Включали, например, радио и под инсценировки, скажем, Короля Лира творили. Бывали случаи, что никто в гости не приходит, скучно, и мы рисовали себе гостей на огромных листах бумаги. Мы жили полноценной жизнью и не интересовались политикой.


- Вы не почувствовали родства с обитателями московских сквотов?

- Нет, потому что я никогда ни с кем не боролся.

- Но они тоже скорее стебались, нежели занимались политикой.

- А для меня искусство было серьезным делом. Мы занимались чистым искусством, красивым само по себе, без привязки к социальности. Наверное, это нормально для молодых – считать себя центром мира. Я считаю, что в дальнейшем никогда не дотягивал до ощущений молодости, когда, например, ты играешь на пианино в четыре руки с другом, и у тебя внутри все начинает гудеть, потому что ты с ним единое целое.

- В 1990-е годы многие художники из тех же сквотов уходят из искусства в области дизайна и рекламы, потому что ощущают отсутствие драйва. Вы тоже пошли по этому пути?

- 90-е годы были ужасными. Главным настроением тех лет была горечь, потому что начинала рушиться страна. Полезла какая-то чернуха. В 60-е годы можно было искренне петь песни вроде Человек идет и улыбается, значит, человеку хорошо . А в 90-е мне просто было страшно. Потом был первый путч, а после попытки переворота в 1993-м году и расстрела Белого дома мне показалось, что Москву убили, что она никогда не вернется в расслабленное состояние. Впрочем, весь мир уже теряет расслабленность. Когда я в первый раз приехал в Кельн в 1990-м году, там не закрывали окна в машинах, не было паспортного контроля на влете в Германию. Будка стояла, но в ней никого не было. Сейчас контроль очень ужесточился.

Когда на моих глазах в Нью-Йорке упал Всемирный торговый центр, я тоже очень тяжело это пережил, потому что для меня именно близнецы делали этот город особенным. Большинство небоскребов ассоциируются у меня со сталинизмом: тяжеловесная, нечеловеческая архитектура. Кроме, пожалуй, Утюга , он все-таки воздушный. С падением ВТЦ городу нанесли сокрушительный удар. Как в 1993 году – Москве.

- Когда Вы уехали из Москвы?

- В декабре 1995-го. Мы не планировали оставаться в Америке надолго. Собирались пожить там полгода, но застряли на пять лет. А потом еще на пять лет в Турции.

- Вам было легко в США делать то же самое, что и в Москве?

- Я считаю, что в Америке я сделал свои лучшие рисунки, потому что первый год я жил на грант. Первый год в Америке я чувствовал, что никуда не уезжал из Москвы. Просто за океаном была моя мастерская. Позже, однако, творчество завяло. Нет подпитки. Я понял, что как художник я вне Москвы просто не существую.

- Тем не менее, в 2001 году в галерее Улица ОГИ показывали Вашу серию рисунков по мотивам греческих ваз. Получается, что греческая серия – не совсем Ваша?

- Нет, конечно. Некоторые из них хорошие, но это уже формалистические упражнения.

- Эта серия свидетельствует о том, что Ваши темы и Ваших героев можно увидеть в греческой вазописи...

- Я тогда очень увлекся этим искусством и попытался увидеть в них не мифы, а живых людей. С одной стороны, скопировать как можно тщательнее, а с другой – оживить в современном мире. Я как бы разговаривал с ними, они начинали общаться, думать.

- Новые серии, которые мы увидели на выставке в галерее Гельмана, появились из-за близости к Москве? Вам просто больше захотелось рисовать?

- Нет, у меня все-таки были записные книжки. И в Москве я по квадратикам перерисовывал с них, поскольку, как уже говорил, повторить ничего не могу. А небольшие шелкографии – это просто странички из записных книжек, которые я перевел в шелкографию, добавив белый фон.

- Возвращение в Москву как-то отразилось на Вашем самочувствии?

- Ну, во-первых, мне стали сниться потрясающие сны. Цветные, каких не было много лет. А во-вторых постоянно звонит телефон, все куда-то приглашают, общаюсь с друзьями. Я уже говорил кому-то, что жизнь на Западе для меня двумерная, а здесь – трехмерная. Есть разница!


- Я понимаю, что Вы художник, а не архитектор. Однако именно с точки зрения дипломированного специалиста, что Вы думаете о современной Москве?

- Ко мне приехал знакомый немец в гости, так он считает, что в Москве потрясающая архитектура, которую не с чем сравнить в Европе. Конечно, новые здания не являются сплошь шедеврами, но такого в принципе не может быть. Я лично считаю, что Москва – удивительно архитектоничный город, в ней вся архитектура гениальна. Я раньше не любил сталинские здания с фасадами-декорациями и тяжеловесным классицизмом. А теперь смотрю из окна на генеральские дома у Таганской , на высотку на Котельнической набережной – и тащусь. Думаю, что через некоторое время люди оценят и современные здания.




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Выставки прошлого:

News image

Осенняя выставка произведений ленинградских художников

Осенняя выставка произведений ленинградских художников 1978 года, открытая в Ленинграде в залах Ленинградской организации Союза художников РСФСР, ст...

News image

Выставки 1–7 февраля

Следы. Бывший участник легендарного коллектива «Среднерусская возвышенность» (Артемий Троицкий называл ее лучшей русской рок–группой) Сергей Воронцо...

News image

Выставка Лирика в произведениях художников военного по

5 мая 1995 года в Санкт-Петербурге в залах Мемориального музея Н. А. Некрасова открылась выставка Лирика в произведениях художников военного поколе...

More in: Архив выставок 2006-2009, Выставки России 2010, Художественные выставки СССР

Реклама*

Выставки 2011:

Русское искусство. 2000-е годы . Программа лекций в ГЦ

News image

Министерство культуры Российской Федерации Государственный центр современного искусства Москва, Зоологическая улица, дом 13, строение 2; метро Ба...

4 – 30 августа, Ширяево – VII Ширяевская биеннале совре

News image

VII Ширяевская биеннале современного искусства Чужестранцы: между Европой и Азией. 4 – 30 августа 2001 www.shiryaevo-biennale.ru Ширяевская ...

Украинская неделя искусств

News image

МЕЖДУНАРОДНАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ВЫСТАВКА проводится в рамках Украинской Недели Искусств. Украинская неделя искусств пройдет на одной из красивейших ...

1 августа – 11 сентября, ГЦСИ (Москва) – My Privacy. Р

News image

Министерство культуры Российской Федерации Государственный центр современного искусства (ГЦСИ) Фонд поддержки визуальных искусств Елены Березкиной...

28 июля, ГЦСИ (Москва) – лекция куратора Антонио Джеузы

News image

28.07.2011 28 июля, четверг, 19.00 ГЦСИ, малый зал Искусство России 2000-х годов

Конкурс ИННОВАЦИЯ:

Инновация (конкурс)

News image

Всероссийский конкурс в области современного визуального искусства ИННОВАЦИЯ — российский государственный конкурс в области современного искусства, ...

Победители Инновации

News image

GiF.Ru первым публикует список лауреатов премии Инновация , – мы обновляем его по мере объявления победителей. 22:00 Церемония завершена. GiF

Премию Инновация присудили арт-группе Война

News image

Государственную премию в области современного искусства Инновация в четверг вручили арт-группе Война за акцию Х*й в плену у ФСБ . Об этом сообщ...

Арт-персоны:

Александр Джикия: В Москве мне стали сниться сны

News image

Интервью Валентина Дьяконова с Александром Джикией иллюстрировано рисунками художника, экспонировавшимися на выставке Новые раб...

Евгений Митта: Открывая Первую галерею , мы не предст

News image

Одна из ведущих московских художественных галерей, носящая с 1992 года имя владелицы – художницы Айдан Салаховой, отметила на дн...

Тихий Монро и серебряный век в XL

News image

Что такое история для России современной – тема для нытья о том, что все лучшее уже случилось или повод для иронии? Что действит...

Арт-Ярмарка:

Коллекционирование современности

News image

В Лондоне завершилась ярмарка современного искусства Frieze, самое амбициозное и авангардное из мероприятий такого рода. В этот ...

Цены и ценности

News image

Нынешняя Frieze показала, что многим галеристам пришлось умерить свои аппетиты. Заявленные на ярмарке цены уже не так впечатляли...

Актуальные раскопки

News image

В лондонском Риджентс-парке завершила свою работу восьмая по счету ярмарка актуального искусства Frieze Art Fair – самая молодая...

Арт-Критика:

Поверх барьеров

News image

ТРАНСФЕР в Центре М'АРС Выставка Трансфер , прошедшая в Центре современного искуства М'АРС , – второй из семи ку...

Энтони Гормли Поле притяжения

News image

Для одного из самых известных современных скульпторов Энтони Гормли скульптура так же важна, как окружающее ее пространство, а...

Сказка про красоту

News image

В Выборге завершился кинофестиваль Окно в Европу По традиции Выборгского фестиваля жюри еще до объявления результатов...