• An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow


Реклама*




30 вопросов Чарльзу Саатчи. Часть 1

Арт-проекты - Арт-Новости

30 вопросов чарльзу саатчи. часть 1

Британец иракского происхождения Чарльз Саатчи (Charles Saatchi) является одним из самых именитых собирателей произведений искусства в мире. Он родился в Багдаде в 1943 году. Семья Саатчи переехала в Лондон, когда будущему мегаколлекционеру было четыре года. Он учился в средней школе Christ’s College.

В 1970 году Чарльз и его брат Морис (Maurice Saatchi) основали рекламное агентство Saatchi - Saatchi, которое стало одним из крупнейших в мире. Самый известный проект агентства — предвыборная кампания британской Консервативной партии, для которой братья придумали слоган Labour isn’t working («Труд не работает» — намек на вечных противников консерваторов — лейбористов, или «трудовиков»). Благодаря кампании партия победила на выборах 1979 года, а ее лидер Маргарет Тэтчер (Margaret Thatcher) стала премьер-министром.

Чарльз Саатчи начал собирать искусство в начале 1970-х. В 1985 году он открыл на Баундэри-роуд галерею. В 2003-м она переехала в здание Окружного совета, расположенное на южном берегу Темзы. Правда, через два года ее пришлось закрыть: всему виной стал конфликт с владельцем помещения. Прошлой осенью на Кингз-роуд открылась новая галерея.

Саатчи прославился тем, что открыл миру «новых британских художников» — Дэмиена Херста (Damien Hirst), Трейси Эмин (Tracey Emin), братьев Чэпменов и других. В 1997 году творения протеже Саатчи экспонировались на скандальной выставке Sensation в Королевской академии художеств. «Акула в формальдегиде» Херста, картина со слоновьим навозом Криса Офили (Chris Ofili), портрет детоубийцы Майры Хиндли (Myra Hindley), выполненный Маркусом Харви (Marcus Harvey), — все это было представлено именно там.

В 2006 году коллекционер открыл онлайн-галерею Saatchi Online, выставить в которой свои работы может любой желающий. В начале этого года он объявил о запуске собственного реалити-шоу — Best of British, «Фабрики звезд» для художников. Шоу стартует в ноябре этого года.

8 сентября в издательстве Phaidon выходит автобиография Саатчи под названием «Меня зовут Чарльз Саатчи, и я артоголик». В честь выхода книги в газете Guardian было опубликовано большое интервью с собирателем. ARTinvestment.RU представляет его перевод.

Вопрос: Вы славитесь своим умением открывать новые таланты. Правда, есть мнение, что величайшие художники всегда остаются непонятыми современниками…

Чарльз Саатчи: В общем и целом настоящих талантов очень мало и непонятые гении встречаются гораздо реже, чем посредственности, которых превозносят до небес.

В.: Вас называют «суперколлекционером» и «самым успешным арт-дилером нашего времени». Как бы Вы сами охарактеризовали Вашу деятельность в последние 20 лет?

Ч. С.: Да я над этим особо не задумываюсь. Вообще, по большому счету, коллекционеры произведений искусства не столь важны. То, что действительно имеет значение, то, что остается в веках, — это искусство. Я покупаю искусство, которое мне нравится. Я покупаю произведения, чтобы показывать их на выставках. А потом, если захочется, я их продаю и покупаю новые. Я этим уже 30 лет занимаюсь, и, думаю, большинство тех, кто связан с искусством, знают об этом. Если я продаю какое-либо произведение, это не значит, что оно мне разонравилось. Просто не люблю я все хранить годами.

В.: Вы ввели в моду инвестирование в творчество подающих надежды художников, и эта практика во многом определила сегодняшнее состояние арт-рынка: следуя Вашему примеру, множество людей, как начинающие инвесторы, так и умудренные опытом коллекционеры, охотятся за произведениями молодых, пока еще не очень известных авторов. Согласны ли Вы с тем, что именно благодаря Вашей деятельности рынок современного искусства носит такой спекулятивный характер?

Ч. С.: Надеюсь, что все так, как Вы говорите. Художникам нужны коллекционеры, много разных коллекционеров, готовых покупать их искусство.

В.: Вы не думаете о том, что можете испортить кому-то жизнь, решив избавиться от всех его творений?

Ч. С.: Я не стану покупать произведение лишь для того, чтобы порадовать художника, равно как и продавать его творение ради того, чтобы испортить ему жизнь. Не стоит делать из этого мелодраму.

В.: Чем Вы хотели заниматься до того, как пошли в рекламу?

Ч. С.: Хотел, не хотел — это дело десятое. Когда мне было 17, я мог похвастаться лишь тем, что сдал два выпускных экзамена, да и то не с первой попытки, так что карьерных перспектив не было никаких. Консультант по профориентации нашего Christ’s Сollege не смог бы мне помочь, он меня даже в лицо не знал — я был самым злостным прогульщиком. Благодаря объявлению в газете Evening Standard я смог устроиться клерком, с зарплатой 10 фунтов в неделю. Моим нанимателем было малюсенькое рекламное агентство в районе Ковент-Гарден, и от меня требовалось обходить все редакции газет на улице Флит-стрит — тогда там этих редакций были сотни — и собирать старые номера, где были размещены рекламные объявления наших клиентов. Я должен был взять газету, найти страницу с рекламой и наклеить туда ярлычок, чтобы клиент знал, что его объявление там появилось, и заплатил нашему агентству. Как видите, пост мой был значителен. Одним из преимуществ работы в малюсеньком агентстве было то, что когда их креативный отдел, состоящий из одного молодого человека, вдруг заболел, то они не знали что делать и обратились ко мне, попросив сделать рекламу для одного из их клиентов, [птицефабрики] Thornber Chicks. Объявление предназначалось для журнала [для фермеров и животноводов] Farmer and Stock-Breeder и должно было убедить фермеров, что несушки Thornber в состоянии обеспечить их дешевыми и качественными яйцами, поэтому вкладывать в них очень выгодно. Я не знал, как писать рекламные слоганы, да и вообще не умел писать почти ничего, кроме фразы «Я не опоздаю на собрание», которую мне приходилось употреблять весьма часто. Я полистал журналы Farmer and Stock-Breeder и Poultry World, выбрал несколько вселяющих «позитив» слов и фраз, собрал их вместе, присобачил заголовок — по-моему, я украл его из одной старой американской газеты — и получилась рекламная кампания «Спроси того, у кого они уже есть», с радостными фермерами Thornber. Клиент был доволен.

В.: Правда ли, что любовь к искусству, особенно к ренессансной живописи на библейскую тему, приближает человека к Богу?

Ч. С.: Думаю, Бог очень разочарован своим творением. Человечество особо не эволюционировало с момента создания: мы так же тупы и примитивны, как и много веков назад, и бедный Бог, наверное, весь день сидит и грустит из-за нашей мерзости и повсеместной глупости. Или, может быть, он над нами смеется. Но я надеюсь, что искусство наше Богу нравится, и он простит грехи человечества — мои, в частности.

В.: Мне нравится Ваша новая галерея, но [cтарую] галерею в здании окружного совета я просто ненавидела. О чем Вы думали!

Ч. С.: Я был дурак, дурак и еще раз дурак. Мою первую галерею, на Баундэри-роуд, я знал так хорошо, что мог, сидя в шезлонге в Маргейте, с точностью до сантиметра сказать, где какая картина висит, — и мне стало скучно. К тому же я хотел, чтобы с новым искусством познакомилось как можно больше людей, а здание на Южном берегу Темзы, у колеса обозрения London Eye, подходит для этой задачи гораздо лучше. Поэтому мое искусство переехало из светлых, просторных залов на Баундэри-роуд в маленькие комнатки со стенами, обитыми дубовыми панелями. И никому это не понравилось. Я поставил себе сложную задачу, которая в итоге оказалась для меня непосильной.

В.: Работы каких художников украшают Ваш дом? Наверное, Вы постоянно меняете «экспозицию»? Есть ли у Вас какие-нибудь любимые произведения, которые всегда у Вас висят?

Ч. С.: Дома у меня бардак. Но скоро мы наконец повесим какие-нибудь из картин, которые пока «живут» на полу.

В.: Какое из Ваших «открытий» Вы можете назвать самым приятным?

Ч. С.: Мне повезло — с тех пор [как я начал заниматься коллекционированием] мне иногда удавалось увидеть произведения замечательных художников, находящихся в самом начале творческого пути, и я всегда радовался, что познакомил с ними мир. Тем не менее я также «открыл» огромное число художников, которыми никто, кроме меня, не интересовался, и карьеры их развиваются очень медленно, если вообще развиваются. Так что никакого «безотказного чутья» на потенциально успешных художников у меня нет. Справедливости ради следует отметить, что я купил работы Синди Шерман (Cindy Sherman), экспонировавшиеся на первой групповой выставке, в которой она участвовала, — среди них были черно-белые кадры из фильмов, которые тогда составляли коллаж из 10 снимков. В следующие несколько лет я приобрел множество ее произведений. Я также купил большинство работ, которые были представлены на первой выставке Джеффа Кунса (Jeff Koons), прошедшей в нью-йоркском Ист-Виллидже, в принадлежавшей какому-то художнику маленькой галерее, которой сейчас уже нет. Там были баскетбольные мячи, плавающие в стеклянных аквариумах, а также пылесосы и другие бытовые приборы в залитых флуоресцентным светом витринах. Но расхваливать себя я не хочу — правда состоит в том, что хороших художников, на которых я не обратил внимания, столько же, сколько и тех, которых я «приветил».

В.: Инвестировать в живопись, наверное, выгоднее, чем в акул в формальдегиде? Акула Херста (Damien Hirst) выглядит все хуже и хуже, а картина Питера Дойга (Peter Doig) через 10 лет будет такой же красивой, как и сейчас, да и реставрировать ее будет гораздо легче.

Ч. С.: Никаких правил инвестирования не существует. Можно и в акул вкладываться. И в отходы жизнедеятельности художника можно. И в картины маслом. Сейчас есть целая армия консерваторов, готовых заботиться о сохранности всего, что художник назовет искусством.

В.: Почему в галерее Тейт коллекция брит-арта хуже, чем в музеях, расположенных за пределами страны?

Ч. С.: Потому что в начале 1990-х, когда даже самый куцый бюджет мог обеспечить вам прекрасную коллекцию искусства, кураторы Тейт смотрели непонятно куда. Но я не лучше. Я регулярно «открываю» для себя уже известных художников, которых в свое время не приметил или проигнорировал.

В.: Как, с Вашей точки зрения, будут относиться к британскому искусству начала XXI века через сто лет? Какие современные художники пройдут испытание временем и будут считаться великими?

Ч. С.: Авторы книг об искусстве, датированных 2105 годом, будут так же безжалостно редактировать конец ХХ века, как и все остальные периоды в истории искусства. Все художники, кроме Джексона Поллока (Jackson Pollock), Энди Уорхола (Andy Warhol), Дональда Джадда (Donald Judd) и Дэмиена Херста, могут рассчитывать максимум на короткие упоминания.

В.: Если бы Вы решили заказать собственный портрет, то что бы Вы выбрали — живописный портрет, скульптурный или какой-нибудь еще?

Ч. С.: Я скорее съем холст, чем попрошу кого-нибудь написать на нем меня.

В.: Как Вы себя чувствуете в роли супруга «богини домашнего очага» (жена Саатчи, Найджелла Лоусон (Nigella Lawson), является ведущей популярного кулинарного телешоу. — Ред.)?

Ч. С.: Она слишком хороша для меня, я это знаю, но она это тоже знает и напоминает мне об этом каждый день.

В.: Вы когда-нибудь готовите?

Ч. С.: Я умею готовить яичницу. И кукурузные хлопья.

В.: Стремитесь ли Вы к тому, чтобы Ваши дети интересовались Вашим искусством, ходили в музеи и галереи?

Ч. С.: По мнению моих детей, все, что связано с моей галереей, не может быть крутым. Но магазин в галерее им вполне по вкусу.

В.: Какие советы Вы и Ваша супруга даете детям?

Ч. С.: Мама Найджеллы рассказала ей, в чем суть «хорошего поведения». Как говорит Найджелла, ее совет звучал примерно так: «Лучше быть очарованным, чем очаровывать». Она имела в виду, что человек больше всего любит себя главным образом тогда, когда чувствует, что в каких-то ситуациях он был очаровательным и интересным, что его слушали. По ее мнению, стремление привлечь к себе внимание и быть самым потрясающим человеком в комнате является вульгарным и свидетельствует о совершенно неуместном тщеславии. Пытаться быть очаровательным — значит потакать своим прихотям, позволять другим очаровать себя — значит быть воспитанным.

В.: Как Вы относитесь к тому, что государство тратит большие деньги на то, чтобы сохранить шедевры старых мастеров для нации? Важнее ли это, чем покупка работ художников нового поколения?

Ч. С.: Рискуя в очередной раз навлечь на себя гнев арт-сообщества, я скажу, что сейчас нет нужды «спасать» картины для нации за счет поддержки молодого искусства. Какая разница, где висит Тициан — в Национальной галерее, в Лувре или в галерее Уффици? Сейчас не XVIII век, люди ездят по миру, и не стоит будить в них националистические чувства с помощью сокровищ мирового искусства. Поддерживать живущих художников гораздо важнее.

В.: Какой музей Ваш самый любимый?

Ч. С.: Музей Прадо в Мадриде. Я питаю слабость к творчеству Гойи, да и сам музей такой непретенциозный, и все его шедевры экспонируются безо всякой помпы. С каждым визитом туда я укрепляюсь во мнении, что искусство всегда будет важно.

В.: Я знаю очень мало о современном искусстве, но у меня есть тысяча фунтов, которые я хочу куда-нибудь вложить. Что-нибудь посоветуете?

Ч. С.: Премиальные облигации. Хорошо заработать на искусстве Вы сможете, только если Вам очень сильно повезет и получится «обойти» профессионалов на их территории. Покупайте только то, что Вам действительно нравится и будет долгие годы давать Вам тысячу фунтов счастья. И не торопитесь, ищите что-нибудь по-настоящему особенное. Выбирать [произведения искусства для коллекции] — это отдельное удовольствие.

В.: Каким из своих достижений Вы больше всего гордитесь?

Ч. С.: Я не горжусь. Это не значит, что у меня нет эго размером с самолетный ангар, но я даже этим не горжусь.

В.: Сколько денег Вы потеряли в рецессию?

Ч. С.: Даже думать об этом боюсь.

В.: Не думаете ли Вы, что картины с кружочками (Дэмиена Херста. — Ред.) выглядят как обои?

Ч. С.: Можно также сказать, что картины Ротко (Mark Rothko) выглядят как красивые коврики. Нет ничего страшного в том, что некоторые произведения искусства декоративны.

В.: Люди говорят, что картины Марка Ротко пробуждают мысли о бесконечности. Что Вы об этом думаете?

Ч. С.: «Бесконечность» я понимаю так: каждые сто лет воробей прилетает на вершину большой горы и чистит свой клюв о самую высокую скалу. Когда скала, подточенная [воробьиными клювами], превратится в небольшую горстку пыли, можно будет сказать, что прошла первая секунда бесконечности. Я думал об этом последний раз, когда стоял перед работой Ротко, но чувство бесконечности меня не поглотило и никаких мистических озарений у меня не было. Может быть, я видел слишком много картин Ротко и уже не ощущаю пульсации их неземного великолепия. Или, может быть, я никогда не понимал, чем прекрасен Ротко.

В.: Считаете ли Вы выставку Sensation кульминацией Вашей карьеры, после которой все немножко замедлилось?

Ч. С.: Ну, никому не бывает приятно слышать, что их лучшие дни позади. Но, возможно, Вы правы. Конечно же, когда-то я был более активным, занимался своим рекламным бизнесом и коллекционированием искусства с дикой энергией. Сейчас я подустал, но мне все еще нравится устраивать выставки моего любимого искусства и знакомить посетителей нашей галереи с творчеством новых художников, и я надеюсь, что эти цели достойны того, чтобы и дальше по этой дорожке идти.

В.: Как Вы считаете, кто из рано умерших художников — Жан-Мишель Баскиа (Jean-Michel Basquiat), Ева Хессе (Eva Hesse), Феликс Гонсалес-Торрес (Felix Gonzalez-Torres) — смог бы стать по-настоящему великим?

Ч. С.: Хоть это и звучит несколько цинично, не могу не заметить, что многие художники приобретают культовый статус потому, что умирают до того, как их творчество превратится в бесконечное повторение уже пройденного. Поллока почитают за его шедевры, но мы не знаем, что бы с ним стало, если бы он писал картины еще 30 лет. Произведения Баскиа мне никогда особо не нравились, даже несмотря на усилия его дилера Аннины Носей (Annina Nosei). Она привела меня в свой подвал, где этот мальчик писал картины, и говорила всем, кому было не лень слушать, что юный Баскиа — гений, а картины его стоят всего 500 долларов. Я, глупец, подумал, что его живопись неоригинальна и декоративна, — это один из примеров того, почему моему вкусу нельзя доверять. Ева Хессе была потрясающей. Феликс Гонсалес-Торрес — не совсем. Мой любимый, простите за выражение, умерший художник, который мог бы соревноваться со всеми ними, — это Скотт Бертон (Scott Burton). О нем немножко говорили в конце 1970-х, он делал такую причудливую мебель, которую можно воспринимать как скульптуру, и скульптуру, похожую на мебель, — например, «каменные кресла», которые он создавал, делая два надреза на булыжнике. Сейчас он почти забыт, есть только горстка его поклонников, которые почитали его еще тогда, и очень редко можно встретить его работы на больших выставках американского искусства. Вот такой он был.

В.: Альфред Хичкок (Alfred Hitchcock) или Джон Форд (John Ford)? Скорсезе (Martin Scorcese) или Спилберг (Steven Spielberg)?

Ч. С.: Я всегда радуюсь, когда мне удается увидеть лучшие фильмы этих режиссеров. Мы с Найджеллой устраиваем для себя маленькие кинофестивали — например, сезон Уильяма Уайлера (William Wyler), Ридли Скотта (Ridley Scott) или Фреда Циннеманна (Fred Zinnemann). В фильмах великих режиссеров меня восхищает каждый кадр.

В.: Умеете ли Вы рисовать или писать картины?

Ч. С.: Совсем не умею.

В.: Кто будет новой звездой современного искусства?

Ч. С.: Надеемся, это покажет наш телепроект.




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Выставки прошлого:

News image

Какие могут быть игрушки…

Выставка названа по имени героини – соломенной шляпки, которая была известна еще в Средние века. Вплоть до эпохи Ренессанса ее носили преимущест...

News image

Выставка Лирика в произведениях художников военного по

5 мая 1995 года в Санкт-Петербурге в залах Мемориального музея Н. А. Некрасова открылась выставка Лирика в произведениях художников военного поколе...

News image

АРТ-САЛОН «ОБНАЖЕННЫЙ МИР»

Место проведения: ТВК Т-Модуль Время проведения: 15 мая - 18 мая 2008 г. Режим работы: 15 мая 13-00 - 22-00 официальное открытие выставки...

More in: Архив выставок 2006-2009, Выставки России 2010, Художественные выставки СССР

Реклама*

Выставки 2011:

3 августа – 15 сентября, галерея М-Ю Гельман (Москва) –

News image

Галерея М-Ю Гельман Хаим Сокол. Свидетель www.guelman.ru Открытие состоится 3 августа 2011, 19

От Рафаэля до Караччи: Искусство Папского Рима ( Национ

News image

Эта большая международная выставка представляет более чем 150 исключительных картин и рисунки знаменитых художников, таких как Микеланджело, Тициан...

4 – 30 августа, Ширяево – VII Ширяевская биеннале совре

News image

VII Ширяевская биеннале современного искусства Чужестранцы: между Европой и Азией. 4 – 30 августа 2001 www.shiryaevo-biennale.ru Ширяевская ...

Русское искусство. 2000-е годы . Программа лекций в ГЦ

News image

Министерство культуры Российской Федерации Государственный центр современного искусства Москва, Зоологическая улица, дом 13, строение 2; метро Ба...

В Торонто состоялась Международная художественная выста

News image

19 и 20 января 2007 года представление ТВНДТ, посвящённое китайскому Новому году, совершающее международное турне, состоялось в Центре Искусств Торо...

Конкурс ИННОВАЦИЯ:

ИННОВАЦИЯ

News image

В 2005 году Министерство культуры Российской Федерации и Государственный центр современного искусства учредили Всероссийский конкурс в области совре...

ВДНХ актуальных художников

News image

Премия Инновация утверждает статус современного искусства в глазах общественного мнения. Это важно именно в России: в стране пока нет четког...

Убить во имя преодоления табу — не думаю, что это эффе

News image

29 марта в Государственном центре современного искусства покажут работы, вошедшие в шорт-лист VI Всероссийского конкурса в области современного визу...

Арт-персоны:

Алексей Каллима: Следующая революция будет интеллектуа

News image

Стремительная и яркая художественная эволюция Алексея Каллимы продиктована непреложной внутренней необходимостью. Он оттолкнулся...

Роберт Уилсон: Тайна всегда на поверхности

News image

Монологи молчания В октябре фонд Екатерина примет русскую версию Портретов Voom Роберта Уилсона – это будет первый показ ...

Марина Колдобская: Городская власть экзамена не выдержа

News image

В Санкт-Петербурге до сих пор нет ни одного крупного специализированного учреждения современного искусства. А ведь именно таковы...

Арт-Ярмарка:

Все продано

News image

Галеристы Frieze бодро рапортовали об успешных продажах, а к концу ярмарки находились и такие, кто утверждал, что на их стендах ...

В Лондоне открывается Frieze

News image

В Лондоне открывается художественная ярмарка Frieze, претендующая на статус самого модного мирового события в сфере современного...

Ближневосточное наступление

News image

Ярмарка Frieze, основанная в 2003 году издателями одноименного журнала по современному искусству, сразу замахнулась на монстров ...

Арт-Критика:

И это все о нем

News image

Собрание художника – тема московского фестиваля личных коллекций По традиции проводит фестиваль Государственный центр...

Дверь от дома, которого нет

News image

Фестиваль Архстояние открылся под Калугой Громкий стук бьющегося сердца (правда, рвущегося из динамиков) встречал приехав...

Энтони Гормли Поле притяжения

News image

Для одного из самых известных современных скульпторов Энтони Гормли скульптура так же важна, как окружающее ее пространство, а...