• An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow
  • An Image Slideshow


Реклама*




Искусствоведческая экспертиза экспонатов выставки Осторожно, религия! Энеевой Н.Т. (часть вторая)

Выставки - Выставка: Осторожно,религия

искусствоведческая экспертиза экспонатов выставки  осторожно, религия!  энеевой н.т. (часть вторая)

Наименование «Агнец Божий» есть одно из евангельских наименований Иисуса Христа: «Вот Агнец Божий, который берет на Себя грех мира» (Ин. 1/29). Агнцу, приносимому в жертву за людей, уподобляет Себя на Тайной Вечере Сам Христос. Агнец есть один из древнейших христианских символов Спасителя, использовавшихся в живописи катакомб и храмов. Называя клонированную овцу Агнцем Божиим, Святыней и Богом, автор экспоната демонстративно заменяет символ Христа символом клонированного существа и приветствует (Hello! Hail) в его появлении открытие путей «новой божественности», автономной от Бога. Для того, видимо, чтобы у зрителя не оставалось никакого сомнения относительно того, что трактовать данную работу надо именно в христианском, а не каком-нибудь ином, контексте, снизу сделана надпись: «Нет - клонированию Иисуса Христа».

Таким образом, идея («концепт») данного панно состоит не только в умозрительном «свержении Бога с трона», что было уже в работе Зражевской, но и прямое приветствие антихриста. Иначе говоря, экспонат имеет откровенно проведенную антихристианскую направленность.

Экспонат № 9. А.А.Дорохов «В начале было слово».

Экспонат представляет собой триптих, на каждой части которого в центре помещено изображение условного силуэта как бы распятого человека. В первом случае распятие осуществлено на кресте, во втором - на пятиконечной звезде, в третьем - на свастике. Фоны этих изображений мелко исписаны текстами в первом случае из Евангелия от Иоанна, во втором из Манифеста Коммунистической партии, и в третьем - из «Майн кампф» Гитлера. Помимо названия под экспонатом есть подпись: «Если это не фашизм, то что же?»

Вопрос 1. Этот экспонат целиком посвящен критике так называемого «религиозного фундаментализма», под которым авангардисты понимают всякое ортодоксальное исповедание основных мировых религиозных конфессий, и которая была, как можно понять, основной первоначальной целью данной выставки.

Концепция экспоната прозрачна: три щита композиции символизируют три, с точки зрения автора, «идеологии» - христианство, коммунизм и фашизм. Тождественная композиционная схема всех трех частей работы, абсолютно одинаковых по размеру, знаменует собой знак равенства, поставленный между всеми тремя мировоззрениями. Поскольку и фашизм, и коммунизм породившие преступные тиранические политические системы, являются исторически дискредитировавшими себя идеологиями, то целью данного приравнивания отнюдь не является обеление этих последних, но дискредитация посредством такого сопоставления христианства: «Христианство - тот же фашизм и тот же коммунизм», - как бы говорит экспонат.

Названием экспоната - «В начале было слово» - автор хочет, видимо, сказать, что в истории есть примеры, когда сначала говорят высокие слова, а потом начинается диктатура. Изображенная распятая фигура на каждом щите есть, в данном случае, символ обывателя, простого человека, - жертвы режимов тоталитарных идеологий.

Данный экспонат содержит прямо высказанную оскорбительную характеристику христианства - приравнивание его к кровавым человеконенавистническим идеологическим системам и политическим режимам. Это уподобление есть прямая клевета, ибо общеизвестно, и научно доказано, что именно христианство было той почвой, на которой взросли европейские идеалы гуманизма и широко понимаемой демократии. Автор забывает также и то, что именно Православная Церковь была первой жертвой коммунизма, что именно она выдержала на себе основной удар атеистических репрессий в России, и что именно она впервые же дни войны с фашизмом призвала народ к «Священной войне» с ним.

Экспонат содержит в себе априорно заданную негативную установку против христианства и проводит крайне унизительную его характеристику, посредством уподобления с историческими явлениями, ставшими «притчами во языцех» всего цивилизованного мира.

Вопрос 2. Резко и однозначно проведенная клевета на христианство осуществлена, несомненно, с целью возбуждения негативных чувств в адрес Православной Церкви и православных людей, как в России, так и за рубежом.

Вопрос 3. Целенаправленным композиционным приемом, с помощью которого проводится уподобление христианства коммунизму и фашизму, является рядоположение текста Евангелия от Иоанна с Манифестом коммунистической партии Маркса и книгой Гитлера. Самое такое отождествление является уже крайне оскорбительным, не говоря уже о том, что и Манифест и «Майн кампф» являются светскими сочинениями, а Новозаветный текст - сакральной святыней Церкви, хранящимся на Святом престоле в храме. Другим таким приемом является рядоположение креста (как символа христианства), пятиконечной звезды (как символа коммунизма) и фашистской свастики.

Вопрос 4. Экспонат содержит изображения креста, распятого человека и текст Евангелия от Иоанна.

Вопрос 5. Поскольку в число дискредитируемых автором символов входят крест и текст Евангелия, то экспонат входит в оппозицию со всей христианской культурой. В то же время, стремясь разоблачить «тоталитаристские тенденции религиозного фундаментализма», автор почему-то ставит под удар своей критики те слова, с которых началось, как известно, просвещение Руси: «В начале было слово» - были первыми словами, переведенными на славянский язык Кириллом и Мефодием.

Экспонат № 10 В.Мамышев - Монро «Осторожно, религия!»

Экспонат представляет собой композицию, составленную методом фотоколлажа и, насколько можно судить по репродукции, возможно, аппликации. Изображена полулежащая фигура человека, половина лица которого закрыта изображением месяца, в другой же явственно узнается портрет Президента Российской Федерации В.В.Путина. Фигура задрапирована в ткань, украшенную звездами, одна рука поднята и указательный палец переходит в восьмиконечный православный крест. На заднем плане - фотография древнерусских православных храмов.

Вопрос 1. Смысл экспоната заключается в передаче зрителю критического восприятия и негативного отношения автора к неоднократно высказывавшимися нынешним Президентом России уважительного отношения к православным традициям русской культуры, подчеркивания им исторической роли православия и Русской Православной Церкви в процессе создания русской государственности и формирования национального самосознания государство образующей русской нации. Целью экспоната является дискредитация вышеозначенных высказываний главы Российского Государства посредством насмешливого и фамильярного его изображения.

Сам автор, отвечая на вопросы следствия, уточнил, что прежде эта его работа, уже выставлявшаяся ранее, называлась «Вышел месяц из тумана». Поэтому здесь и присутствует изображение месяца и звезд в виде рисунка на ткани, драпирующей изображенную фигуру. Это загадочное одеяние, похожее на одежду восточного факира (сам Мамышев называет ее одеждой «инопланетянина») должно символизировать «туманность» (с точки зрения автора настоящего экспоната и его коллег по актуальному искусству) мировоззренческих позиций Президента до определенных его заявлений, которые наконец-то прояснили («вышел месяц из тумана») для автора экспоната и всего отечественного «андерграунда» некоторые приоритеты главы страны. Среди них оказалась лояльность к Православной Церкви и признание ее исторических заслуг.

То, что данная работа имеет именно негативистское содержание, направленное не только против церкви, но и против современного Российского государства, подтверждает тот факт, что автор не решился честно объяснить следствию ее содержание, но сказал, что изобразил здесь самого себя в виде инопланетянина, читающего морализирующую проповедь о необходимости оставления тщеты всего земного перед входом в храм. Всякому человеку, мало-мальски знакомому с особенностями мышления авангардистской среды, очевидно, что подобное объяснение представляет собой без особого старания, и даже с толикой очередной насмешки, придуманную отговорку.

Итак, смысл данного экспоната содержит негативную установку в отношении наметившегося в современной России доброжелательного сотрудничества между государством и Русской Православной Церковью.

Вопрос 2. Непосредственных призывов к каким-либо негативным действиям в данном экспонате не содержится. Но самый, достаточно дерзко выраженный, негативизм по отношению к некоторым аспектам государственной политики, конечно, имеет целью как-то воздействовать на тревожащие автора процессы (сближения церкви и государства) и, возможно, воспрепятствовать им.

Вопрос 3. Средства, примененные в данном экспонате для передачи негативного взгляда автора на некоторые реалии современной государственно-религиозной жизни достаточно прозрачны. Главным работающим приемом является изображение фантасмагорической фигуры с привнесением в нее портретных черт главы государства, что, на наш взгляд, является недопусимой фамильярностью и дерзостью по отношению к действующим, актуальным властям страны.

Вопрос 4. В коллаже использованы фотографии Звенигородского Саввино-Сторожевского монастыря, а также изображение восьмиконечного креста в руке у изображенной фигуры, который должен знаменовать, что речь идет не о христианстве вообще, но об ортодоксально понимаемом Русском Православии.

Вопрос 5 Звенигородский Саввино-Сторожевсктй монастырь, фотография которого помещена в качестве составной части экспоната, является национальной святыней России. Но более всего важно в данном случае то, что критикуемые в работе отношения сотрудничества между церковью и государством сами по себе являются также позитивно значимыми для истории и исторической памяти народов России.

Экспонат № 11. В.В.Щечкин «Непротивление злу насилия».

Экспонат представляет собой триптих, состоящий из трех репродукций знаменитого портрета великого русского писателя Ф.М.Достоевского работы В.Г.Перова, на каждой из которых автором сделаны определенные добавления. На одной из репродукций за спиной писателя пририсованы неприятного вида перепончатые крылья, отдаленно напоминающие крылья летучей мыши; на другой - центральной - в руки сидящего как бы вложен топор; на третьей - на колени поставлена клетка, в которой вместо птицы помещена маленькая фигурка Наполеона. Кроме того, в качестве составной части экспоната рядом с триптихом была выставлена настоящая птичья клетка, в которой на жердочке «сидел» маленький скульптурный бюст писателя Л.Н.Толстого.

Вопрос 1. Содержание данного экспоната следует рассматривать в контексте традиционного противостояния отечественного авангарда русскому национальному мировоззрению и русскому национальному самосознанию. В данном случае острие критики направлено не на православно-церковный, но на православно-культурный пласт русской историософской мысли. Не случайно выбор объекта критики авангарда падает именно на Федора Михайловича Достоевского: фигура Достоевского является ключевой в процессе рефлексии русской интеллигенции на национальное самоопределение русского народа, в его творчестве произошел синтез всего созидательно-значимого для жизни народа, лучших идей западников и славянофилов, традиционализма и эсхатологии. Сила Достоевского была и по сей день остается, с одной стороны, в предельном приближении его творчества к жестокой реальности повседневной человеческой жизни (и в этом смысле, в смысле знания «подвалов жизни», современному авангарду Достоевского не превзойти) и, с другой стороны, в сочетании этого трезвого «без иллюзий» взгляда с мощным рычагом духовной позитивности, что в авангарде абсолютно отсутствует. Показывая грязь, Достоевский не оставляет в ней своего читателя, но реально показывает и «путь наверх», духовный выход из самых, казалось бы, психологически и нравственно губительных ситуаций.

Известно, что Ф.М. Достоевский был окружен огромной любовью русского общества, несмотря на то, что общее позитивное устремление его национальной философии шло вразрез с в полную меру уже набиравшим тогда свою силу общественным негативизмом, приведшим, в конце концов, к революции. Творчество Достоевского представляло собой и сейчас представляет мощное противодействие всякой революционности, всякой разлагающей, разрушительной деятельности. Не случайно Ленин называл его «архи-скверным» писателем и книги его изымались из учебного процесса в послереволюционных школьных программах.

Примерно то же содержание, что и в реплике вождя русской революции, можно найти и в произведении автора Щечкина. Крылья летучей мыши назначены к развенчанию «ангельского ореола» личности Достоевского у его почитателей - это знак профанации величия и славы писателя.

Симметрично размещенная часть экспоната - коллаж с клеткой и Наполеоном - объектом своим имеет Достоевского как обличителя мирового революционного процесса, корни которого Достоевский видел в Западной Европе, а истоки в Великой Французской революции. С этого времени берет свое начало процесс, который позднее, на рубеже 19 и 20 веков европейские философы и мыслители назвали процессом «дегуманизацией культуры» Старой Европы. Это же переломное время дало и новый, «дегуманизированный» тип героя - Наполеона, которого не случайно в русском народе прозвали «антихристом». Действительно, это был вождь, несший в себе холодную, взрывную, разрушительную и энтропическую, по сути, энергию революции. Поэтому в качестве знаковой фигуры дегуманизационной волны Наполеон выбран достаточно удачно. Целью же данного коллажа является выражение отрицательного отношения к контрреволюционной проповеди Достоевского, достигаемое через насмешку: маленького Наполеона поймали в клетку для птичек, чем выражается как бы мнимость победы. В сущности, данный экспонат выполнен в жанре, близком к обыкновенной карикатуре, который и предполагает наличие некой сугубо разоблачительной, негативной идеи, изложенной на условно-знаковом языке с помощью абсурдирующих изображение приемов.

Третья и центральная часть триптиха непосредственно соотнесена с названием всего экспоната в целом. Изображение Достоевского, держащего в руках топор, есть обвинение в идеологической поддержке «погромной философии», что является клеветой на великого писателя.

Выставленная вместе с триптихом в составе той же работы клетка с помещенным в нее бюстом Льва Толстого отсылает зрителя к известному противостоянию позиций двух гениев русской литературы по вопросу о противлении и непротивленчестве. Если Толстой выводил из Нового Завета необходимость прекращения всех войн, в том числе и патриотических и верозащитных, какой была русско-турецкая война 1878 г., то Достоевский мыслил в духе Прп. Сергия Радонежского, благословившего русских на Куликовскую битву, и поэтому горячо поддерживал освобождение русскими братьев-славян от иноверного турецкого ига.

Резюмируя, кратко изложить смысл данной работы можно так: учение Достоевского внутренне агрессивно, не совместимо с евангельскими нормами терпимости, идеологические победы его мнимы, а слава ложна. Надо ли говорить, что такая оценка является несправедливой и глубоко оскорбительной для миллионов почитателей великого русского писателя во всем мире, в частности, в странах Западной Европы, нашедших в творчестве Достоевского ответы на многие свои вопросы и лекарство от многих общественных язв.

Таким образом, проведеный анализ экспоната Щечкина выявляет наличие негативной установки против русской религиозно-философской идеологии вцелом и уничижительную характеристику крупнейшего предствителя русской общественной мысли Ф.М.Достоевского.

Вопрос 2. Как и всякое высказывание, содержащее клевету и уничижение, данная работа несет активно разрушительную психологическую энергию.

Вопрос 3. Средства и приемы, употребленные в данном экспонате аналогичны средствам карикатуры.

Вопрос 4. Данный экспонат использует изображение великого русского писателя Федора Михайловича Достоевского.

Вопрос 5. Значение творчества Ф.М.Достоеского для русской культуры огромно. Велико почитание писателя и во всем мире. Неуважительно, с карикатурными приемами проведенная критика творчества великого писателя задевает не только традиционные для России культурные и духовные ценности, которым служит этот писатель, но и мнение мировой общественности, видящей в творчестве Достоевского огромный духовный вклад в мировую культуру.

Экспонат № 12. Е Елагина. «Иксисос».

Экспонат был представлен на данной выставке в виде фотографии, на которой была отснята сама работа. Она представляла собой подобие традиционной для православных храмов «Голгофы» - отдельно стоящее изображение деревянного Креста, стоящего на «горке», символизирующую собой гору Голгофу. В исполнении Елагиной вместо изображения Распятия по всей поверхности креста размещены советские плакаты-предупреждения типа: «Остерегайтесь ожога» или «остерегайтесь ранения рук» и т.п. Кроме того, к рукавам креста полукольцом подвешена гирлянда сосисок. Непременной составной частью экспоната является его название. Кроме того, экспонат снабжен достаточно подробными пояснениями автора, из которых мы узнаем, что название представляет собой перевернутое слово «сосиски».

Вопрос 1. Текстовой комментарий к фотографии пытается создать впечатление, что объект получен почти как «научный вывод» неких лингво-визуальных исследований. Однако, присмотревшись, мы увидим, что рабочий прием здесь абсолютно тот же, что и в других объектах профанирующего жанра. Так, например, в «Кока-коле» Косолапова лимонад приравнивается священному таинству, а здесь сосиски - сакральному образу. В основе профанации - принципиальная установка авангарда на жонглирование на равных высоким и низким, священным и обыденным. За этим стоит, в данном случае, отстаивание прав примитивно-будничного перед священным, даже перед самим фактом существования священного. «Не давите на меня авторитетом святости», - как бы хочет сказать автор, - «реалии моей будничной жизни для меня не менее священны, чем для вас - ваши святыни».

Есть в данной работе и очень приветствуемая авангардом тема отождествления религиозного нравственного императива с политическим тоталитаризмом. Выложенные по форме креста предупредительные плакаты уподобляются здесь, конечно же, десяти заповедям: «Не убий», «Не укради» и пр. Сопоставление это должно, видимо, означать казенность, нежизненность и жестокость христианских заповедей для автора, который живет, судя по всему, по совсем другим законам.

Однако за всеми этими достаточно банальными темами стоит главное - установка на эпатаж, на выражение своих мыслей посредством издевки и кощунства. Само по себе «глубокомыслие» данной работы могло бы обойтись и несравненно более скромными средствами для своей презентации. Так что установка на кощунство - принципиальна, это - отдельный смысловой сюжет, ничем иным, кроме самого себя не мотивированный. Не случайно сам автор пишет в пояснении, что «название работы выполнено старославянской вязью, следовательно, активно призывает зрителя воспринимать его значение в рамках православного контекста».

Вопрос 2. Не содержа конкретных призывов к каким-либо негативным действиям против православных христиан или православной церкви, экспонат, тем не менее, наглядно осуществляет эти действия - осквернения религиозного символа, креста, посредством навешивания на него неподобающих предметов - и тем самым является прецедентом подобных действий для других.

Вопрос 3. Средством выражения негативного отношения к православию является в данном объекте кощунственная профанация - навешивание казенных плакатов и сосисок на изображение креста.

Вопрос 4. Экспонат в основе своей представляет подобие Голгофского креста, являющегося непременным сакральным образом каждого православного храма и особенно связан с обрядами Страстной седмицы - Великого Четверга.

Вопрос 5. Сам автор высказался о том, что он желает, чтобы его произведение рассматривалось в широком православном контексте, причем славянская вязь, употребленная в названии, свидетельствует о том, что объектом негативных переживаний автора является именно Русское православие, Русская Православная Церковь.

Экспонат № 13. А.Тер-Оганьян Иконы на картоне.

Экспонат представляет собой восемь, современного выпуска, икон Христа Спасителя и Матери Божией московского производственного комбината «Софрино», размером 22 х 18 см., прикрепленных к картонному щиту. На каждой из икон, полностью пересекая ее изображение в горизонтальном или диагональном направлении, большими грубыми буквами сделаны надписи: “revolucia”, “vodka” , “kalashnikov”, “Russian art”, “50%”, “Lenin”, “1917”, на одной из икон - изображение серпа и молота.

Вопрос 1. По-видимому, данный экспонат относится к серии «Опыты иконоборчества», начатой автором экспоната в 1997 г. по заказу Галереи современного искусства в Царицыно. В экспертизе, проведенной по поводу судебного процесса против Тер-Оганьяна за акцию, проведенную им в Манеже в 1998 г. защищавшие его сотрудники Галереи утверждали, что: «Главная цель этой работы - выявление беззастенчиво - коммерческой и политической эксплуатации классической православной иконы в современном российском обществе», и что автор «нападает в этом произведении и на низкопробные китчевые образцы массовой продукции иконных фабрик».

Смысл данного экспоната заключается в самом акте перечеркивания - визуального и смыслового - православной иконы. Визуально священное изображение перекрывается крупной объемной надписью. На смысловом уровне икона перечеркивается смыслом сделанных надписей, подобранных по принципу максимальной противоположности содержанию иконы. Причем, если надписи «водка» и «калашников» относятся к атрибутам масс культуры, то надписи «революция», «Ленин», «1917» и изображение серпа и молота - атрибуты русской революции.

Однако, невозможно видеть смысл экспоната в том, что популистские ценности, обозначенные надписями, являются враждебными, входят в конфликтное противоречие с православными традициями русской культуры: в тот же ряд включена и надпись «русское искусство». Тем самым автор хочет сказать, что и сама русская иконопись является, по его мнению, таким же предметом тиражирования и потребительским товаром, используемым в качестве сувенира для продажи иностранцам (поэтому надписи сделаны на английском языке), как и водка, и прежние символы «революционной гордости» страны социализма. Эта негативная оценка русской иконописи подтверждается самым способом изготовления экспоната - нанесением надписей на лицевую сторону икон, как бы ее перечеркивающих. Перечеркивание - знак полного отрицания, знак запрета, отмены, удаления. Этим ставится как бы утвердительная печать на высказываемом негативном и уничижительном суждении, ставится «последняя точка» в утверждении крайне негативного отношения автора к русской иконописи.

Однако, не только русское искусство, русская иконопись являются объектом «негативного суждения» автора экспоната. Адресатом его является и Русская Православная Церковь: автор сознательно использует для своего монтажа иконы, какие обычно продаются в любой церковной лавке для простых верующих людей, и являются заранее освященными для религиозного молельного употребления, для того, что называется «церковным обиходом». В свое время искусствоведы защищали Тер-Оганьяна тем, что он использовал в своих коллажах лишь репродукции икон, а по мнению сотрудников музея в Царицыно, «репродукция православной иконы не является в России объектом обязательного поклонения». Но вот, как бы опровергая самих своих защитников, тот же автор использовал уже настоящие церковные иконы для тех же «иконоборческих» целей. Кощунственное обращение с иконами наносит оскорбление простому верующему народу, всем воцерковленным людям, которые эти иконы почитают как моленные образы. Тем самым экспонат содержит оскорбительное, и резко негативное отношение к Русской Православной Церкви, выраженное через осквернение ее святынь.

Но кроме всего этого, конечным адресатом экспоната является сама христианская религия. Автор экспоната, конечно, прекрасно знает, что в православии после освящения икона считается причастной к своему Первообразу, становится непосредственным проводником к Тому, Кого она обозначает. Именно поэтому в православных обрядах иконам «воздается честь» обозначаемых ими святых: их ставят в Красный угол комнаты, им кадят, на них молятся. Автором экспоната выбраны главные образы Православной Церкви - Иисуса Христа и Божией Матери. Совершенное автором экспоната перечеркивание лицевой стороны освященной иконы в понятиях православной церкви является кощунством, а приобретение означенных икон с целью совершения над ними кощунства - святотатством (то есть кражей святыни из религиозного сакрального употребления, к которому она предназначена).

Совершенно зря искусствоведы - защитники Тер-Оганьяна пытались в процессе 1998 года представить его ревнителем чистоты религиозного культа, борцом за высокий стиль массовой иконной продукции, старающимся оградить религию от проникновения в нее коммерческих веяний нового времени. В данном случае такая защита лишена даже толики правдоподобия и совершенно не нужна самому автору. Он сам откровенно хочет сказать совсем другое.

Таким образом, суммарным смыслом рассматриваемого экспоната является не просто негативное отношение, но выражение ненависти к Христу, Божией Матери, христианству, Русской Православной Церкви, простому верующему русскому народу и православной русской культуре.

Вопрос 2. Откровенное выражение ненависти по определению провокационно.

Но помимо ярко выраженного негативного содержания, при создании экспоната автором уже были совершены некие насильственные неподобающие действия по отношению к христианским святыням, освященным иконам - поругание священного образа. Данный экспонат является непосредственным продолжением «иконоборческой» деятельности Тер-Оганьяна уже осужденной в судебном порядке, после того, как несколько лет назад на выставке в Манеже он не только разрубал изображение православной иконы, но и предлагал зрителям за плату поучаствовать в этой кощунственной акции. Так и это экспонат, очевидно, имеет характер «призыва к действию».

Данный экспонат, безусловно, имеет также характер русофобской направленности и может служить провокатором к антирусским настроениям и действиям.

Существенно также отметить, что одним из психологически срежиссированных эффектов данного экспоната, и, как думается, всей «иконоборческой серии» Тер-Оганьяна, является эффект запугивания зрителя. Перед нами смысловой и психологический терроризм, искусство наводить ужас. Ведь именно ужас вызывает у всякого человека с нормальной психикой вид поруганной святыни.

Вопрос 3. Средством, использованным Тер-Оганьяном для целенаправленной передачи своих негативных эмоций, является прямое кощунство, заключенное в перечеркивании лицевой стороны восьми освященных православных икон.

Вопрос 4. В данном экспонате содержатся восемь церковных, православных, освященных икон, производства «Софрино».

Вопрос 5. Православная икона является неотъемлемой частью православного религиозного культа и обряда на протяжении всей истории православия. Образы канонических русских икон несут в себе также многовековую традицию русской и византийской иконописи, являются свидетелями двухтысячелетней христианской и одно-тысячелетней русской культуры. Русская икона, кроме того, в глазах представителей других стран является символом национальной русской культуры и, более того, символом православной России. Поэтому поругание икон имеет прямое отношение и к национальным духовным ценностям.

Экспонаты №№ 14 и 15. Н.В.Магидова Плакат-афиша выставки «Осторожно, религия!», а также продолжающая его работа «Свято место пусто не бывает».

Значение этого экспоната для выставки особое, так как, будучи вынесен за стены музея в качестве рекламы, он был ее визитной карточкой.

Афиша представляет собой ксерокопированную фотографию настоящего, выставленного на выставке в качестве экспоната Татьяны Антошиной, пустого оклада иконографии Спаса Нерукотворного (Заметим, кстати, наметившуюся на этой выставке тенденцию авангардистов переходить в своих акциях от оперирования символами сакральных предметов к ним самим). В изображение оклада вставлен дорожный знак «Опасно!», представляющий из себя восклицательный знак, вставленный в красный треугольник предупредительного знака.

Вопрос 1. Данный экспонат представляет собой точную «кальку» с названия выставки: дорожный знак опасности сопоставлен слову «Осторожно», а пустой оклад от иконы - слово «религия»; а поскольку в знак дорожной опасности входит восклицательный знак, то переданным оказывается и знак препинания - «!». Это с формальной, так сказать синтаксической стороны.

В плане же содержательном афиша точно передает откровенно издевательский и кощунственный смысл выставки, так как уже здесь совершено первое кощунство, произведенное на уровне символов: священное изображение, которое должен обрамлять и украшать оклад, заменено не просто чем-то другим, но знаком, несущим в автодорожной системе знаков, негативный смысл - он обозначает некую неприятность, которая ждет путника, то есть нечто заведомо негативное. Таким образом, в слово «религия» уже в афише вложен сугубо отрицательный смысл, в сущности уже определяющий заведомо настороженно-негативное отношение к религии, а отнюдь не «проблематизацию» темы, как утверждают устроители выставки в свою защиту.

Наконец, афиша уточняет и фактическую тему выставки - речь пойдет преимущественно о православии и Русской Православной Церкви, узнаваемым знаком которой является представленный оклад - именно эта тема является актуальной для устроителей и участников выставки, а не некая широко понятая «религиозность». И негативизм, выраженный в композиции афиши, будет относиться прежде всего к православию.

Экспонат «Свято место пусто не бывает» продолжает ту же тему. Он представляет из себя 12 ксерокопий фотографии того же оклада, с вставленными в него различными символами, в основном, из «сферы услуг»: машину, магнитофонные наушники, чашку кофе, телевизор и т. п. Можно трактовать это опять же в духе разоблачения фетишей масс культуры, подменяющих собой в массовом сознании «все святое»; можно рассуждать о том, что данный экспонат есть критика современной бездуховности и т.п. Но все эти благие рассуждения тонут на фоне того композиционного приема, с помощью которого все эти мысли проводятся в жизнь - приема изначально неэтичного по отношению к верующим православным христианам, а по отношению к предмету православного обряда – издевательского.

Вопрос 2. Сама по себе подмена в изображении оклада иконного образа чем-то другим уже выглядит очень агрессивно по отношению к религии. Поскольку же дорожный знак опасности имеет смысл «чрезвычайного сообщения», то негативная агрессивность образа повышается в несколько раз. А так как знак опасности есть знак дорожный, то есть взятый из практики обычной жизни, то и экспонат получает некий «практический», действенный оттенок, благодаря использованию этого знака.

Вопрос 3. Выше уже говорилось, что какими бы намерениями не объяснял автор свою работу, сам по себе композиционный прием в ней употребленный содержит оскорбление по отношению к предмету, заимствованному из православного культового обихода.

Вопрос 4. Экспонат включает в себя изображение оклада православной иконы «Спаса Нерукотворного».

Вопрос 5. Негативный, уничижительный смысл, содержащийся в работе, распространяется на всю православную традицию русской истории.

Думается, что произведенного нами более или менее подробного разбора вышеописанных работ достаточно, чтобы сформировать определенную оценку данной выставки, основной ее концепции. Остальные работы мало что добавят к вышеприведенной общей картине. Следует только упомянуть, что в экспозиции выставлялось несколько работ, основанном на том же провокоционно-издевательском, кощунственном психологическом эффекте, специфика которых заключалась во введении в одну изобразительно-концептуальную плоскость с сакральными изображениями обнаженных и неприличных образов. Это работы А.Н.Подосинова, М.В.Обуховой и др.

Были в экспозиции и несколько нейтральных или относительно нейтральных работ, не несших в своем исполнении ярко выраженного эпатирующего смысла. Например, работы М.Д.Кажлаева «Молитва 1» и Молитва 2» могут быть поняты, как попытка передать визуальными средствами мерный ритм мусульманской молитвы. К такого же рода работам, не содержащим в себе, во всяком случае при первом ознакомлении, никаких провокационных, оскорбительных для верующих эффектов, относится экспонат Куми Сасаки «Лампа и сеть»: несмотря на то, что смысл произведения, весьма вероятно, заключается в уподоблении зажженной лампы - свету веры, а наброшенной на нее сети - различным официальным религиозным институтам и организациям, проведена эта мысль достаточно корректно, «по-философски», никого не обижая. Этот пример лишний раз доказывает, что оскорбительные выпады в адрес православного культа и веры, откровенно провокационные композиции, представленные в январе 2003 года на выставке «Осторожно, религия!», не имели никакого иного обоснования, кроме того, что сами по себе кощунственные акты и эффекты были одной из важнейших самостоятельных тем выставки, а скорее всего, судя по конечному результату выпущенной в свет экспозиции, - главной из них.

В ходе любого искусствоведческого исследования возникает необходимость ответить на вопрос, относятся ли исследуемые экспонаты к какому-либо художественному направлению в искусстве. Ответим совокупно по всем экспонатам: все представленные работы являются тем, за что они себя выдают - предметами так называемого «актуального искусства эпохи постмодернизма». Однако является ли «актуальное искусство» искусством - это вопрос, на который в современном искусствоведении однозначного ответа не имеется. Даже если посмотреть со стороны критерия «трудоемкости» процесса создания объектов «актуального искусства», то и тут налицо деградация: все меньше усилий тратится на эти объекты, и в этом смысле все меньше остается здесь собственно «искусства», ибо это слово синонимично не просто понятию «труд», но подразумевает труд, безусловно превосходящий меру житейской обыденности. Безусловно, впрочем, что «актуальное искусство» является направлением некой знакотворческой деятельности - деятельности по созданию символов. Однако в том виде, в котором отечественное актуальное искусство существует сейчас, создаваемые им символы имеют не самостоятельный, но «паразитарный» характер, ибо лишь используют уже существующие культурные символы, зачастую с целью их разрушения. Возможно, современное актуальное искусство можно определить как «знакотворческую деятельность нигилистической ориентации».

Искусствоведческая поддержка является важнейшей, если не решающей, составляющей художественного процесса современного авангарда. Для гарантированной организации такой поддержки авангард сформировал институт кураторства, без которого актуальное искусство просто не может существовать. Если бы не было мощнейшей вербальной поддержки так называемого актуального искусства со стороны определенного рода художественной критики, если бы не было искусствоведов, обслуживающих процесс актуального искусства своим пером и убеждающих нас в том, что эти малотрудоемкие коллажи являются новым словом самозамкнутого художественного процесса, публика, вне всякого сомнения, просто не могла бы воспринимать всерьез все эти «перформансы» как произведения искусства, но воспринимала бы их по большей части как хулиганство. Искусствоведы, занимающиеся «актуальным искусством» такие же творцы его, как и сами «художники», то есть те, кто делают «перформансы» своими руками. Художники и искусствоведы, работающие в сфере актуального искусства - две стороны одной медали, они друг друга поддерживают, живут за счет деятельности друг друга. Поэтому, естественно, они всеми силами защищают своих подопечных, даже если для этого требуется говорить такие абсурдные вещи, как: «да, в этом произведении сознательно конструируется кощунственный для Православия смысл, но обидеть никого не хотели» - именно в этих выражениях защищали Тер-Оганьяна в 1998 году курирующие актуальное искусство искусствоведы В.А.Мизиано и А.В.Ерофеев.

Художники, участвовавшие в январской выставке «Осторожно, религия!», защищают себя от обвинения в кощунстве и тем, что их критики, по их словам, не понимают специфики авангарда как вида искусства, его сложной концептуальной природы, и не умеют правильно прочесть и понять увиденные образы, а главное, посягают на неприкосновенное право художника свободно творить и самовыражаться в профессиональных рамках его жанра. Только бы это было профессионально сделано. Безусловно, всякое искусство есть язык, способ передачи определенного смысла, донесения его до зрителя. Законы построения этого языка, его «морфология» и «синтаксис», могут быть очень различны и даже во многом противоположны. Технология передачи смыслового сообщения в так называемом «изобразительном искусстве», в частности, может быть изобразительной или абстрактной, натуралистической или знаковой. Начиная еще с движения символизма и неоромантизма конца Х1Х - начала ХХ веков, искусство сделало выбор в пользу знаковости, все более и более уходя от показа реальности, как она есть, в область психологии восприятия, умственного анализа, построения различных концепций. На этом пути различные виды искусств неизбежно теряли четкость своих границ. Живопись становилась все более литературной, то есть требовавшей все большей теоретической подготовленности для своего понимания. В поисках наиболее прямой передачи внутреннего смысла, минуя, по возможности, реалистические приемы изображения, развивалось и современное течение художественного авангарда. На уровне «знака» сравнялись в своем значении живопись, скульптура, архитектура, ремесла, фотографии - произведение искусства получило право комбинировать любые приемы любого вида искусств. Наконец и самая реальная жизнь оказалась вовлеченной в процесс «знакотворчества», появилось так называемое «актуальное искусство», включающее в себя реальные, концептуально значимые, действия в реальном времени. Все это есть внутрипрофессиональные проблемы становления и развития художественного языка.

Но вот то, что будет сказано на этом языке, - это никак не обусловлено языковой технологией, теми или иными методологическими поисками. Область выражения принадлежит художнику, область восприятия - нам, зрителю, адресату художественного послания (если же это искусство для внутреннего потребления, тогда не надо делать выставки и рекламировать их). И здесь, в области смыслов, художник выходит за рамки своего узкого профессионализма и вступает в сферу (хочет он того, или не хочет, понимает или не понимает это) так называемых общечеловеческих ценностей, вторгается, вносит свою лепту в общечеловеческий смысловой багаж, суммарное знание человечества.

При этом общество, которому адресовано художественное послание, должно четко представлять себе, что допустимо человеческим общежитием для его, хотя бы просто нормального, существования, для его самосохранения, выживания, - и что недопустимо. Совершенно очевидно, что все, что может сделать, сотворить человек, допустимо в обществе быть не может: не может быть допустимо никаким общественным строем убийство и грабеж, не может быть допустимо даже элементарное нарушение правил дорожного движения, так как оно ведет к гибели людей, к хаосу хозяйственной и прочей деятельности и т.п.

Точно так же и в области смыслов: если сперва зрителю показывается объект - символ, который в сознании всех нормально образованных данным обществом людей ассоциируется с определенными ценностными категориями, а затем к этому символу тем или иным способом присоединяется тот или иной знак отрицания, разрушения, профанации, оскорбления, запрещения, - то это есть смысловое «преступление». К уважаемому, принятому в обществе символу (сравним - уважаемому, даже простому человеку, гражданину своей страны) применяется действие, которое должно означать прекращение его самотождественности, его жизни, отрицание его права существовать в своем собственном качестве.

В самых демократических странах мира не признается полная свобода художника делать все, что угодно. Так, например, в Соединенных Штатах Америки к тюремному заключению на несколько лет был приговорен известный американский рок-музыкант Фрэнк Заппа за то, что он публично сжег государственный флаг своей страны, заявляя при этом, что с его стороны это - художественный «перформанс».

Экспозиция, представленная в январе 2003 года в помещении общественного центра и музея им. А.Д.Сахарова под названием «Осторожно, религия!» - это не диалог, не проблематизация «вечных тем», а умышленные действия направленные на возбуждение национальной и религиозной вражды, унижение национального достоинства, пропаганду неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной принадлежности, совершенное публично и с использованием средств массовой информации.




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Смотреть каталог амвэй в Москве

Выставки прошлого:

News image

Выставка произведений ленинградских художников 1951 год

Выставка произведений ленинградских художников 1951 года, открывшаяся в 22 ноября 1951 года в Ленинграде в залах Государственного Русского музея, ст...

News image

Персональная выставка Николая Мухина

Московский музей современного искусства 13.07– 22.08.2010 13 июля (вторник) в Московском музее современного искусства будет открыта выставка к...

News image

Ленинградские художники. Живопись 1950-1980 годов

31 марта 1994 года в Санкт-Петербурге в залах Санкт-Петербургского Союза художников открылась выставка «Ленинградские художники. Живопись 1950-1980 ...

More in: Архив выставок 2006-2009, Выставки России 2010, Художественные выставки СССР

Реклама*

Выставки 2011:

4 – 30 августа, Ширяево – VII Ширяевская биеннале совре

News image

VII Ширяевская биеннале современного искусства Чужестранцы: между Европой и Азией. 4 – 30 августа 2001 www.shiryaevo-biennale.ru Ширяевская ...

26 июля – 21 августа, Лофт Проект Этажи (СПб) – Comme

News image

На несколько недель арт-сообщество Петербурга расстается с любимыми вещами, чтобы продемонстрировать их как объекты искусства. Первая выставка-Н...

1 августа – 11 сентября, ГЦСИ (Москва) – My Privacy. Р

News image

Министерство культуры Российской Федерации Государственный центр современного искусства (ГЦСИ) Фонд поддержки визуальных искусств Елены Березкиной...

В Торонто состоялась Международная художественная выста

News image

19 и 20 января 2007 года представление ТВНДТ, посвящённое китайскому Новому году, совершающее международное турне, состоялось в Центре Искусств Торо...

Выставка Юлии Суховецкой «Живопись: алхимия пространств

News image

16 марта в выставочном зале, который находится по адресу 1-я Тверская-Ямская, 20 откроется выставка художницы Юлии Суховецкой. Большинство картин, к...

Конкурс ИННОВАЦИЯ:

Молодежное стало актуальным на старости лет

News image

Номинанты Инновации угнездились в ГЦСИ В Государственном центре современного искусства открылась выставка номинантов всероссийского конк...

Инновация

News image

Чтобы быстро и сразу получить представление об отечественном современном искусстве, можно посетить выставку номинантов премии Инновация , которую в...

У нас нет другой премии

News image

За день до объявления итогов и вручения премии Инновация GIF.Ru предложил художникам обсудить Инновацию , премиальный процесс и с сотрудник...

Арт-персоны:

Александр Шабуров: Мы – не гастарбайтеры

News image

Популярная арт-антропология Зачем художники стремятся в столицы? В юные годы мне довелось не единожды переосмыслять, что т...

Ирина Меглинская: Я вошла через другую дверь

News image

Ирина Меглинская – фотодиректор ИД Афиша , создатель первой галереи фотографии Школа (1991); весной Ирина вместе с Ниной Гоми...

С блеском голодным в глазах

News image

Я думаю, что современное искусство от кризиса выигрывает больше всего. Именно теперь глаза знающих людей снова заблестели. Вперв...

Арт-Ярмарка:

Ярмарка современного искусства Frieze Art Fair 2006

News image

12 - 15 октября прошла лондонская ярмарка современного искусства Frieze Art Fair, в рамках которой также состоялись Frieze Commi...

Соревнование двух столиц: Frieze vs FIAC

News image

Октябрь радует сразу двумя событиями арт-рынка мировой величины – только в воскресенье закончилась лондонская ярмарка современно...

Градус безумия

News image

Frieze Art Fair — не только одна из самых молодых (но при этом ведущих) художественных ярмарок, но и ярмарка для молодых. Крупне...

Арт-Критика:

Пятеро в лодке, не считая коллекционера

News image

От Фаворского до Тишкова: художники разных поколений и даже разных эпох объединены общей экспозицией Мастера книжной граф...

Энтони Гормли Поле притяжения

News image

Для одного из самых известных современных скульпторов Энтони Гормли скульптура так же важна, как окружающее ее пространство, а...

Кошачий вальс

News image

Завершился кинофестиваль Окно в Европу В Выборге закончился XVII фестиваль российского кино Окно в Европу . Главный пр...